ТАНЗАНИЯ: О кофейной дружбе

13.09.2016 10:46

     Наверное, рано или поздно я бы все равно попал в Танзанию. Я методично «обстреливаю» все кофейные страны мира, и эта африканская красавица с ее Килиманджаро и «peaberry» (подробную заметку см. в книге «Секреты Кофе») однозначно находилась в прицеле.

  Но то, что я попал туда благодаря поездке, организованной Европейской Кофейной Ассоциацией и одним предпринимателем из Танзании, сделала эту поездку особенной.

 Наверное, неправильно называть человека, организовавшего все с танзанийской стороны, только «предпринимателем». Барат Пател, владелец нескольких кофейных поместий, плантатор и бизнесмен – намного больше, чем просто торговец.

 

     Барат – человек, открывший для меня Танзанию. И Барат друг. Вот за это я и люблю кофейный мир: еще вчера ты толком не знал, где на карте мира расположена эта страна, а сегодня ты влюбился в нее, и у тебя там есть друзья.

      Думаю, так и должно быть. Просто люди почему-то стали об этом забывать.

     С подколками и шутками, никогда не переходящими в сарказм или оскорбление, Барат обладает феноменальным чувством юмора. Он наслаждался вместе с нами поездкой – когда нам нравились места, которые мы посещали, сувениры, которые мы покупали, и кофе, который мы пробовали.

  Вообще с профессионально-кофейной точки зрения это была одна из самых разносторонних поездок: нам удалось повидать практически всю вертикаль кофейной индустрии: от маленьких мини-ферм и кофеен до больших обрабатывающих фабрик и даже кофейной гостиницы.

     Думаю, что для укрепления репутации Танзании и продвижения ее кофе Барат Пател сделал не меньше, чем кофейная ассоциация его страны.

 

     Хотя, когда во второй половине прошлого века в Танзании началась национализация, его семья тоже потеряла несколько владений (кстати, как и следовало ожидать, все государственные плантации в Танзании на сегодняшний день практически прекратили свое существование).

     Барат принадлежит к старому поколению плантаторов, не признающих twitter и facebook и недооценивающих роль маркетинга в современном бизнесе (иначе я не уговаривал бы его активнее использовать географический бренд «Нгоронгоро» для выращиваемого им кофе – ведь его плантации находятся прямо возле одноименного кратера).

   Но он точно принадлежит к той категории людей, которые по-прежнему ЦЕНЯТ ОТНОШЕНИЯ.

     Это Барат познакомил нас с удивительным примером фермера-политика – владельцем поместья Ogaden Эдвином Мтэи, который когда-то был министром финансов Танзании, а затем, подобно какому-то римскому императору, удалился на покой, чтобы спокойно выращивать капусту (в нашем случае – кофе). Эдвин даже подарил мне написанную им книгу «От пастуха до губернатора».

 

     Это Барат завел нас в кофейню «Aroma» в городке Моши у подножия Килиманджаро, где я позаимствовал один из лучших слоганов, которые встречал в жизни: «Без кофе нет будущего».

 

     Барату благодарна и моя жена: он помог мне раздобыть редчайший драгоценный камень, добываемый ТОЛЬКО здесь – танзанит, популярности которого в мире способствовали грамотная рекламная политика ювелирной компании «Tiffany», уникальный цвет этих камней и использование украшений из них кинозвездой Элизабет Тейлор.

 

     Думаю, не многие знают, что название Объединенной Республики Танзания происходит от соединения названий двух стран (ранее суверенных держав) – материкового государства Танганьика и острова Занзибар: TANganyika + ZANzibar = TAN+ZANia.

     Перемещаясь с Баратом по стране, мы десятки раз в день слышали слово «Karibu». На суахили это означает «Добро пожаловать» и звучит в Танзании на КАЖДОМ ШАГУ. А если в ответ ты тоже говоришь что-то на суахили, типа «Джамбо, какА» («Привет, брат»), руку тебе сразу жмут по-другому – по-африкански.

 

     Барат показывал нам свои огромные плантации кофе «Kent» (который я видел ранее в Индии, но не в таких количествах), а также новый миниатюрно-компактный сорт кофе «Kompat», приносящий суперурожай.

 

      Именно от него я узнал, что «праймериз» – это не только выборы политика, но и термин, обозначающий первичные ветки кофейного дерева – те, которые отходят непосредственно от основного ствола. Ветви, которые вырастают на них, уже называют «вторичными», на вторичных развиваются «третичные» и т.д.

   Тема важная, потому что каждая ветка – это носитель дополнительных ягод (хотя взаимоотношения у первичных веток со вторичными не простые).

 

      А еще Барат рассказал нам о грустном явлении под названием «die-back». При такой болезни кофейные ягоды усыхают прямо на дереве, и оно как бы «умирает в обратную сторону» – на одном конце ветки ягоды живы, а на другом уже засохли.

 

    Прошлись мы и по загадочной «Аллее Слонов», пролегающей через Oldeani Estate Барата (расположенном в аккурат между склонами кратера Нгоронгоро и горой Олдеани).

    Аллея ведет к ручью, который является источником воды не только для кофейных деревьев моего друга, но и для диких животных из заповедника: буйволы и слоны направляются к воде, ломая на своем пути все кофейные деревья, вытаптывая всю растительность и непроизвольно уничтожая урожай.

 

   Со слонами плантаторы борются старым проверенным способом: поджигают перемолотый перец чили, смешанный с высушенной кофейной шелухой и (иногда) сухими слоновьими экскрементами («клин клином», так сказать).

     А вот с буйволами сложнее: африканский буйвол (не имеющий ничего общего с домашним), является самым грозным зверем африканской саванны (его боятся даже львы). Так что тут приходится терпеть.

    Барат возил нас и в самое сердце местной кофейной индустрии: штаб-квартиру Танзанийской Ассоциации Кофе, где мы познакомились с главным дегустатором страны по имени Мбойя. Перед каждыми торгами на кофейной бирже он тестирует по 250 чашек кофе. Хоть это и бывает всего один раз в неделю – а вам слабо?

 

   И на упомянутую кофейную биржу нас тоже завел Барат. В настоящее время такие торговые учреждения существуют только в Танзании, Кении и Эфиопии.

     Замечу, что в отличие от шумной биржи в Эфиопии, где представители покупателей и продавцов бегают друг за другом по залу и хлопают по плечу (это означает заключение сделки, хотя кажется, что ты находишься на матче по американскому футболу), тут все тихо и спокойно.

 

     К сожалению, после визита на эфиопскую биржу я не смог ничего о ней написать, потому что фотографировать там запрещено. А вот в Танзании повезло заснять весь процесс торгов: от работы с кнопками, с помощью которых делаются предложения по цене на выставленную партию кофе – с шагом в 20, 40 центов и в 1 доллар...

 

     ...до нажатия ведущим кнопки, означающей окончание торга и издающей такой же звук, как удар молотка на аукционе, только в электронном исполнении (молотком уже давно никто не стучит – технологии, понимаешь), и до того, что я сам уселся в кресло ведущего аукцион.

     А еще спасибо Барату за небольшой урок по определению возраста кофейных саженцев. Во время поездок по странам мне периодически попадаются совсем небольшие эпизоды, которые, возможно, не тянут на целый рассказ, но для меня являются целыми открытиями и вызывают восторг. Такие маленькие секреты я собираю в серию «Биологические откровения».

     Дело было во время визита на одно из самых известных в Танзании кофейных хозяйств – Burka Estate. Мы посмотрели их плантации и переработку – моющие процессы «washed arabica», где отмывается «кофейное arabica-золото»...

   ...сушильные столы, которые в Латинской Америке называют «африканскими кроватями» («cama Africana»)...

   ...и бережно расстеленные мешки – почти как ковровая дорожка на Каннском кинофестивале.

     Правда, роль «кофейной дорожки» здесь немного другая: не чествовать идущих по ней селебритиз, а бережно хранить выпадающие из переносимых мешков кофейные плоды. Растерянные ягоды собирают и пускают на переработку: терять ничего нельзя – все это приносит деньги.

      Ну а затем мы подошли к главной части моего повествования. «Главная часть» выглядела как навес «а-ля большая туристическая палатка».

     Это «nursery», он же «питомник» (не люблю это слово: мне кажется, что оно больше подходит для животных, а не для растений) или, как я его еще называю, «кофейный детский садик».

     Здесь, под прикрытием от палящих солнечных лучей молодые саженцы готовятся к будущей кофейной действительности.

     Поскольку солнце бывает чрезмерно палящим (Африка, как-никак), в некоторых местах над «кофейными детишками» натянут не один, а целых два слоя тента. Ведь росточки находятся в совсем еще нежном возрасте – вот и приходится «пеленать» их дополнительно.

     Тем более что порода новых деревьев требовала особого ухода. Традиционной кофейной культурой Танзании является арабика Bourbon или Kent, но Burka планирует к посадке новый, не такой частотный для Танзании сорт кофе – Blue Mountain. Так называется СОРТ кофе, выращиваемый в разных странах (неправильно думать, что Blue Mountain растет только на Ямайке в районе знаменитой Голубой горы).

     Здесь-то Барат и сделал для нас неожиданное открытие. Мы с детства знаем, что возраст обычных деревьев можно определять по количеству колец в срезанном стволе дерева, правильно?

  Но, оказывается, кольца на стволе – не единственный способ определения биологического возраста, особенно если речь идет не о взрослых деревьях, а о молоденьких росточках.

     И если знать секрет, то все совсем несложно: каждый листочек или пара, находящиеся на одном уровне, обозначают ОДИН МЕСЯЦ жизни саженца.

     Например, росточку на фото – 3 месяца.

     Сколько я уже видел по миру этих саженцев, а о таком услышал впервые. Век живи – век учись.

     И пусть знание такого факта не принесет мне особой выгоды или пользы, я все равно рад, что в нашем деле существуют такие любопытные детали.

     Почему? Да потому, что у нас, у людей – то же самое. Когда мы становимся взрослее, мы не обращаем внимания на возраст, перестаем говорить, сколько нам лет, и не считаем это важной характеристикой наших умений и навыков.

   Став взрослыми, мы отделываемся банальными фразами типа «Мне под 50». Но вспомните, насколько важным был каждый МЕСЯЦ вашей жизни в возрасте 6-7 лет? И с какой гордостью  мы говорили не просто «Мне 5 лет», а «А мне пять с ПОЛОВИНОЙ».

     Так чего ж удивляться, что маленькие кофейные росточки (будущие кофейные деревца) так трепетно относятся к своему возрасту?

     Эту историю мне захотелось рассказать не только из-за ее близости к кофе. А скорее для того чтобы напомнить, что в мире кофе, как и в отношениях между людьми, всегда есть нечто большее, чем просто цифра или факт. Это те детали, которыми мы наполняем наши жизни, и та внутренняя энергетика, которая на самом деле и является реальной СУТЬЮ вещей.

     Спасибо, мой танзанийский друг Барат, за то, что ты напомнил мне об этом в наше чрезмерно заинформированное и технологичное время.

     У психологов существует вечный спор: существует ли дружба, основанная на любви или это всего лишь увлечение? Не знаю, как в семейных отношениях – там, как мне кажется, у каждого есть свой собственный ответ на этот вопрос.

   Но вот в чем я убежден, так это в том, что дружба, основанная на КОФЕ – точно существует.

by Сергей Реминный. Кофейный эксперт. Блог о кофе

      

Комментарии (0)

Добавить комментарии