ТАНЗАНИЯ: Кофе с привкусом опасности

09.11.2016 11:22

     В своих заметках из Танзании я рассказывал о моем друге Барате Пателе. Помимо всех сказанных слов благодарности, исключительно благодаря ему мы попали в фантастический кратер-заповедник Нгоронгоро и осуществили просто-таки НЕРЕАЛЬНОЕ сафари в национальный парк Серенгети.

     Не счесть, сколько раз я повторял слова о том, что кофеманам нередко запоминается не столько сам кофе, сколько МЕСТО, где он был употреблен. Особенно это справедливо в тех случаях, когда место – уникально (я называю это «Игры подсознания»).

     Думаю, вы не раз замечали, как ваши знакомые говорят «Самый вкусный кофе в моей жизни я пил в Милане» или «Не пил ничего вкуснее, чем кофе с видом на Эйфелеву башню в Париже»?

 

     Все это потому, что своей романтикой или уникальностью место подчас привносит во вкус напитка больше, чем содержание в нем какой-нибудь сертифицированной арабики или информация о температуре, при которой обжаривался данный кофе.

     И я считаю это правильным, ведь воспоминания – это материал, из которого соткана наша жизнь. Мне до сих пор помнится бокал вкусного вина в теплый вечер моего 40-летия в Катманду и коктейль Bellini в самом дорогом отеле Венеции на 20-ю годовщину семейной жизни. Так почему бы не ассоциировать с лучшим в моей жизни сафари чашечку кофе, выпитую в неимоверно красивом танзанийском заповеднике, будучи в радиусе полукилометра окруженным слонами, буйволами и львами?..

     Все было именно так. Но давайте по порядку.

     Само сафари мы ждали с нетерпением: кто ездил в кофейные туры – знает, насколько в конце поездки порой устаешь от непрерывных забегов на плантации и повторяющихся кофейных дегустаций.

     После хорошего сеанса бесплатного «африканского массажа» (любимое развлечение местных гидов и водителей – трясучка на дорогах, именуемая «African massage for free»), который странным образом периодически переходил в дороги европейского качества, мы добрались до заповедника Нгоронгоро.

 

     Нгоронгоро – это ОГРОМНЕЙШИЙ кратер, появившийся в результате вулканического коллапса пару миллионов лет назад. Точнее, даже не кратер, а по-научному – «кальдера» (от испанского слова «котел») – обширная циркообразная котловина вулканического происхождения с крутыми стенками и ровным дном. От кратера кальдера отличается происхождением и бОльшими размерами: если кратер туристы обычно обходят за 15-20 минут, то диаметр кальдеры начинается от 1,5 км.

 

     Глубина Нгоронгоро составляет около 600 м (хотя когда ты внутри него – для тебя это скорее «высота», а не «глубина»). В диаметре это плато – около 20 километров.

     Интересно, что как снаружи кратера, так и внутри его, ты видишь всего лишь хребет: кажется, что это просто холмы. Такое окружение горами с постоянно висящей возле них туманной дымкой придает какое-то особое ощущение – то ли мистичности, то ли нереальности.

 

     Хорошо, что до поездки я увидел картинку макета заповедника в музее Нгоронгоро. Иначе ни за что в жизни бы не понял, что это некий «забор» из гор, причудливо созданный природой.

 

     И вот, представьте – в этом раю, как в книге «Затерянный мир», кипит своя, дикая жизнь. Здесь обитают более 25 тысяч самых разнообразных животных, а плотность хищников – самая высокая во всей Африке.

     Имеется здесь и озеро (оно называется Магади) с просто-таки невероятным количеством фламинго. Берег с тысячами розовых птиц, полностью заполненный ими, издалека почему-то кажется белым.

 

     На языке местных племен масаи «Нгоронгоро» означает звук колокольчика, висящего на шее у пасущихся коров: «нгоро-нгоро, нгоро-нгоро» – что-то типа нашего «дзынь-дзылынь».

     Об увиденных здесь животных рассказать невозможно – их было неимоверно много, причем самых разных видов. Столько дикой живности я, пожалуй, не видел за всю предыдущую жизнь, вместе взятую.

     В Нгоронгоро случился один момент, который мне вряд ли удастся забыть. По ходу тура мы увидели скопление джипов. Обычно они двигаются поодиночке, а тут целая группа автомобилей-зевак сбилась в кучу.

 

     Наш гид сразу сказал: «Львы охотятся», хотя мне было не совсем понятно, как это можно рассмотреть. Но когда мы втиснулись среди автомобилей таких же сафаристов, как и мы – я замер. Метрах в 30 (не больше) от дороги, затаившись, лежало две львицы, напряженно наблюдая за одиноко пасущимся гну.

 

     Вообще я всегда считал, что антилопа гну выглядит по-другому – грациозно, что ли. А тут оказывается, что это какая-то странная смесь лошади, быка и антилопы.

 

     У этих животных плохое зрение, но очень хороший нюх. Именно по этой причине гну всегда пасутся вместе с зебрами. У тех наоборот: нюха нет, зато есть зрение и скорость. Поэтому когда зебры завидят хищника – они сразу бросаются врассыпную, и это сигнал для подслеповатых гну.

     А гну полезен зебре в поисках воды – он легко находит ее в саванне, поэтому зебра просто следует за ним. Интересно все-таки устроена природа.

     Видимо, из-за своего плохого зрения львы застали несчастную антилопу практически врасплох, подобравшись с подветренной стороны.

     Нам, по словам гида, сильно повезло. Говорят, что львы готовят охоту долго и тщательно и могут выжидать удобного момента по несколько часов. А тут, как только мы подъехали, буквально спустя минут началось шоу. Львицы подрываются и с двух боков атакуют бедного гну: одна впивается в горло, другая в ноги.

     Все закончилось очень быстро. Жестокая сцена, скажу я вам. И как в театре – прямо  перед твоими глазами. А львы как будто не замечают два десятка машин и вздохи сотен зрителей.

 

     Замечу, что на сафари используются джипы со специальной конструкцией крыши: для обзора животных она поднимается, и пассажиры стоят внутри, выглядывая и фотографируя животных из-под укрытия.

 

     Поэтому при нападении хищника (что бывает чрезвычайно редко) – атака на туристов почти всегда происходит через крышу. И скажу вам, что, несмотря на мою слабую техническую подготовку (гуманитарий как-никак) – как только мы отъехали от места львиной охоты, я сразу попросил водителя, чтобы она научил меня быстро закрывать крышу.

     Забавно, что парня, который был нашим водителем в течение нескольких дней сафари, звали Goodluck («Удачи!»). Нет, серьезно, это не прозвище, а его вполне официальное имя (точнее, часть имени), которое родители дали ему при рождении. На их языке это звучит примерно  как «Сергей Пусть Все Будет Хорошо Реминный».

     В самой поездке мы обошлись без кофе: выходить из машины во время сафари не только не разрешается, но и опасно для вас самих. Но не рассказать о Нгоронгоро было нельзя: как по причине того, что кратер является воротами в парк Серенгети, о котором далее пойдет речь, так и по причине того, что название «Нгоронгоро» сегодня является одним из самых известных кофейных брендов Танзании (известней его, пожалуй, только «Килиманджаро»).

     Склоны кратера с внешней стороны обильно покрыты кофейными плантациями (в том числе – моего танзанийского друга Барата: его хозяйство Oldeani Coffee Estate находится в аккурат между склонами кратера и горы Олдеани).

 

     А дальше начинался парк Серенгети. Точнее, это даже не парк – его называют «экосистема»: такая себе отдельная планета животных размером около 30 тысяч км². Ее ландшафт меняется от травянистой равнины на юге до саванн в центре и обширной лесистой местности на западе.

 

     Название происходит от слова «siringet», на языке масаев означающего «бесконечные равнины». Экосистема Серенгети – одна из старейших и наиболее сохранившихся на Земле.

     В Серенгети обитают около 5 МИЛЛИОНОВ диких животных – и это только крупных. Главной задачей любого туриста, приехавшего на сафари, является необходимость повидать так называемую «Большую пятерку» – слона, носорога, льва, леопарда и африканского буйвола (именуемого Cape Buffalo – он сильно отличается от обычного домашнего).

 

     Честно говоря, я не знаю, что надо сделать, чтобы при таком изобилии, которое имеется в Серенгети, умудриться не повстречать этих ребят (как и еще сотни других видов животных).

     Кстати, самым опасным из всей «большой пятерки» считается далеко не царь зверей лев. И вообще, оказывается, что охотятся всегда львицы, а самцы-львы ищут добычу только в молодости (и только группами). Старые львы красивы, но практически беспомощны без своих спутниц жизни – все, что им остается на старости лет – это доедать остатки падали по саванне...

     А вот самым опасным бесспорно считается буйвол. Во-первых, он, в отличие от слона и носорога, склонен нападать первым, не дожидаясь выстрела, а будучи раненым – атакует во ВСЕХ случаях без исключения.

 

     А во-вторых, буйволы держатся группами и при защите от хищников всегда проявляют взаимовыручку. Они не только отгоняют львов от стада, но даже убивают их (введите «Буйволы против прайда львов» на YouTube, чтобы посмотреть шикарное видео на эту тему).

     Но вернемся в Серенгети. Заехав в него буквально метров на сто, первое, что вы видите – это лениво лежащего у самой дороги льва. До него пару метров, не больше, но он даже голову поворачивать не хочет. И звали его, и просили – ноль реакции.

     Интересно, что тут же в поле работают какие-то трактора: прямо как у нас в колхозах подсолнечник убирают (только вместо коров – львы).

 

      Едешь дальше – из кустов выкатывают пару слонов и начинают тебе возмущенно трубить. Оказывается, они просто хотели дорогу перейти.

 

     Там где-то медленно бредет африканский черный носорог, дальше плещется семейка бегемотов. В небе летают коршуны-кайты, ворующие еду из твоей коробки с ланчем. По пустыне, как по бульвару, бредет какой-то масай. Вокруг километров на 10-15 все просматривается, и везде пустыня – куда он направляется?..

     Газели и зебры шастают через дорогу в таком количестве, что глаза разбегаются.

 

     Замечаем СИДЯЩИХ жирафов. Наш гид говорит, что это действительно редкость. И зная, какую профессию мы представляем, добавляет: «Реже сидящего жирафа может быть только жираф, ПЬЮЩИЙ КОФЕ».

 

    Еще и черепаху спасли по дороге (как только водитель на скорости успел ее заметить и затормозить?), и та необычная – «леопардовая черепаха» называется.

     Мне даже с мухой цеце довелось повстречаться (что здесь совсем не редкость). Цеце – это та, которая является переносчиками сонной болезни. Никто толком не знает, как она действует, и как ее лечить. Единичные укусы этой самой страшной мухи на Земле не опасны, а вот если она кусает несколько раз подряд, тогда может быть беда. Меня пару раз укусила, зараза. Но я же на кофе сижу – мне сонная болезнь нипочем.

     Я все пытался понять, как ее определить по внешнему виду, эту цеце. В состоянии покоя она полностью складывает крылья, накладывая одно крыло поверх другого. А в средней части крыла цеце имеет характерный сегмент в виде топора.

     Не знаю, к топору я особо не присматривался (а она особо не показывала), но если хотя бы раз ты увидишь рядом с собой эту крупно-беловатую недобрую муху – потом сразу ее узнаешь.

 

     И опять – СОТНИ и ТЫСЯЧИ антилоп и зебр, буйволов и носорогов, жирафов и бегемотов, слонов, гепардов-леопардов, гиен и бабуинов. И еще сотни животных, которых я не то что никогда не видел в жизни, но даже не слышал их имен.

     Хотя чему удивляться – это ведь один из лучших парков живой природы в МИРЕ. Если где-то на Земле и существует рай для животных, то этот рай называется Серенгети.

     Вообще все сафари было похоже на документальный фильм, режиссером которого стала сама природа. В какие-то моменты от живности так пестрит в глазах, что тебе кажется, что это аквариум, только вместо рыбок в нем – звери.

 

     Но кофе во время моего пребывания в Серенгети мне выпить все-таки удалось.

     Это было в 6 часов утра – мой самый ранний кофе в Африке. Мы собирались на «game drive» (так называется поездка-сафари, и «game» в данном случае – совсем не от слова «игра»).

     Интересно, что система времени в Танзании (как и в некоторых других африканских странах, расположенных вдоль экватора) начинает свой отсчет в 6 утра. Это для них 0 часов, нулевая отметка. 7.00 – это уже 1 час, 8.00 утра – 2 часа, и так далее. Обед – это 6 часов, экваториальное солнце в этот момент висит РОВНО над головой, и ваша тень просто отсутствует.

 

     И вот в 00.00 часов по африканскому времени (в 6 утра по матушке-Европе) мы должны были выезжать. В связи с этим кофе нам пообещали принести в 5.30.

     Только прямо в номера утренний напиток приносили индивидуально не потому, что здесь такой хороший сервис (хотя гостиница была luxury), а потому, что ночью по территории гостиницы передвигаться без охраны ЗАПРЕЩЕНО – опасно. Это национальный парк, и по правилам, никакого ограждения (в том числе популярного в Танзании электрического) строить нельзя, поэтому забредающий на территорию отеля лев, леопард или гиена – далеко не редкость.

     Утром в одной из палаток диким криком вопила какая-то англичанка, на крыльцо которой начал подниматься тот самый «добрый» буйвол.

     Вообще надо сказать, что при всей красочности поездки меня до конца сафари не покидало чувство некоторой опасности, разбавленное легким адреналином и геройской бравадой бывалого солдата.

      Во время тура, сидя в машине, все туристы куражатся-геройствуют, но как только львица резко поднимает голову или лев рыкнет – все ахают и приседают внутрь машины. Герои, понимаешь...

     Что-то удивительно странное было в том кофепитии. Когда где-то на краю света тебе в обычную (пусть и очень большую) брезентовую палатку, наполненную современным европейским комфортом, приносят на подносе кофе с сахаром и кексом...

 

     ...а кофейник с молочником выглядят так, словно ты, как минимум, французский король...

 

     ...и ты ртом пьешь кофе, а ухом слушаешь, нет ли снаружи рыка кого-то из «большой пятерки» – в этом, скажу я вам, есть что-то особенное.

 

     И такой напиток почему-то бодрит сильнее обычного. Или, может, это просто потому, что кофе тогда шел в паре с дозой адреналина?

     Не знаю ответа, знаю только, что его вкус я забыл ровно через минуту после того, как вышел из палатки и увидел в сотне метров смотрящего на меня леопарда. Вкус и не отложился, а вот ОБРАЗ того кофе я не забуду никогда.

     Прошу дорогих читателей простить меня за то, что в заметке «Кофе в Серенгети» кофе было мало, а Серенгети много. Но уверен, что если вам доведется побывать там – вы меня поймете и простите.

 

     Этот рассказ я начал словами о том, что часто запоминается место, а не напиток. Ими же хочу и закончить. Ибо это как раз тот случай – блестящие глаза гиены в темноте или взгляд повернутой головы львицы – забыть нельзя...

     И, несмотря на то, что кофе, который я пил в парке (даже язык не поворачивается назвать целый мир живой природы таким узким словом «парк»), был употреблен мной в довольно комфортных условиях, историческое название для моей жизни он получил как «Кофе с привкусом опасности».

 

by Сергей Реминный. Кофейный эксперт. Блог о кофе

      

Комментарии (0)

Добавить комментарии