ПОДПИСКА НА НОВЫЕ СТАТЬИ

При оформлении подписки на новые статьи Вы будете получать на ваш адрес электронной почты только уведомление о новой статье и никаких рассылок или рекламы.


КУБА: Cafecito con espumita

22.03.2014 00:39

     Я уже давно живу с убеждением, что история кофепития в той или иной стране в значительной степени отображает эволюцию развития страны в целом.

     В этом смысле пример Кубы показателен. То, как за последние полвека изменялись способы приготовления кофе и сам кофе на Острове Свободы – полное зеркальное отражение процессов, происходивших в социальном укладе и экономике страны.

     Но давайте как всегда, по порядку.

      Гавана по праву может считаться одной из самых красивых (если не самой красивой) из столиц Латинской Америки. Хотя меня, как человека, бОльшую часть жизни прожившего в Советском Союзе, не покидало чувство «дежа вю».

     Тебе кажется, что здесь на улицах – те же СССР-автомобили всех марок и моделей, огромное количество революционных лозунгов на каждом углу и на всех дорогах страны и все прочие атрибуты социализма – мы ведь сами совсем недавно прошли через все это.

     Но очень скоро ты замечаешь, насколько отлична эта страна от того депрессивного соцблока, который я привык видеть.

     Свой первый кофе на Острове Свободы я выпил утром в Hotel Nacional de Cuba – одной из самых известных гостиниц Гаваны, повидавшей Фрэнка Синатру и Диснея, Сартра и Тенесси Уильямса, принимавшей съезд американской мафии в 1946 году и революцию 1959-го года.

     Не все туристы это знают, но прямо у отеля существует интересный музей-катакомбы с пушками, встречавшими американский флот и картами присутствия в стране советских войск.

     Утренняя чашечка «cafecito» (именно так с любовью кубинцы называют кофе) в отеле был отведана мной в Rincon de Café – «Уголке Кофе»  с забавной мулаткой на стене, предлагающей вкусить местные кофейные творения.

     Я не стал отказываться, и первая чашка «Кубиты» в виде двойного эспрессо-допьо была испробована вприкуску с местной гаванской булочкой (точнее – четырьмя булочками wink_smilegif)) под названием «rosquita».

     Кофе был сильно зажаренной арабикой (это характерная черта всего кубинского кофе), но максимально «вытянутой» на итальянской кофеварке.

     «Cubita» – самая знаменитая кофейная компания в стране.

     Главным ее оппонентом является Café Serrano, которому, как мне рассказывали, кубинцы в последнее время стали отдавать больше предпочтения.

     Еще одной известной торговой маркой является Café Turquino. Turquino – название самой высокой горной вершины на Кубе (1974 метра), а также программы по посадке новый деревьев (в том числе кофейных) на острове, которую лично курировал брат Фиделя, сегодняшний президент республики Рауль Кастро.

     Turquino позиционируется как премиум-кофе и имеет репутацию уважаемого продукта.

     Растворимый кофе пока не пользуется на Кубе особым спросом. Думаю, это объясняется как наличием сильной национальной культуры «натурального» кофе, так и тем фактом, что транснациональные компании («империалисты», как их называют на Кубе cry_smilegif) еще не очень активно присутствуют на рынке страны.

     Начало кофейному знакомству с Кубой было положено, и мы отправились углублять свои познания. После знакомства с красивейшими городскими улочками и фортом El Morro de la Havana, статуей своего Иисуса Христа...

   ...и революционными достопримечательностями в виде советских танков...

     ...мы вышли на одну из центральных площадей – «Plaza Vieja» («Старую площадь») и засели в, пожалуй, самой известной кофейне города – «Café Escorial».

    Здесь мне довелось вкусить любимого на жаркой Кубе кофе с мороженым («Café Helado»), чем-то напоминающего хорошо взбитое прохладное молоко...

     ...полюбоваться красивыми напитками, состав которых я даже не понял и купить себе на развес обжаренного прямо в кофейне кофе. Здесь уже был Serrano.

     Возможно, из-за специфической упаковочной бумаги, но аромат кофе, исходивший из пакета, был точь-в-точь похож на аромат наших жареных семечек («эксперты» по семечкам поймут).

     Сравнивать эспрессо в Café Escorial с утренним кофе в гостинице было неправильно: качество приготовления в кофейне – на порядок выше. Возможно поэтому Serrano мне понравился больше своим выраженным вкусом, к тому же его горечь была довольно интересной, я бы даже сказал – мягкой.

     Вообще на Кубе есть интересная штука – бармены и официанты ВСЕГДА знают, кофе какой марки пьется в заведении. Конечно, выбор невелик – в стране всего несколько государственных поставщиков, но все же. У нас бармены зачастую даже не могут прочитать на пакете название кофе, который они готовят. А у кубинцев – немедленный ответ (даже при том, что скорость ответа не гарантирует вкуса или качества приготовления).

     И еще именно в Café Escorial наш гид научила меня, как правильно вести себя, чтобы на тебя обращали внимание кубинские официанты – всегда гостеприимные, но абсолютно никуда не спешащие. ВООБЩЕ не спешащие.

     Для этого нужно не просто пытаться встретиться с ними вежливым взглядом или полчаса сидеть с поднятой рукой.

     Надо всего лишь начать издавать такой звук: «пс-пс» (примерно как у нас детишек просят сходить по-маленькому). Удивительно, но это работает – в этом я убедился в ходе своего дальнейшего вояжа по Острову Свободы.

    Еще Гавана порадовала необычной сувенирной чашечкой, сплетенной из проволоки, которую я купил у уличного торговца...

     ...и посещением железнодорожного вагона-музея, в котором Фидель во время своего правления раскатывал по стране и произносил знаменитые пламенные речи (в которых вождь революции, говорят, был большим мастером).

     В простом и скромном вагончике (commandante вообще всю жизнь прожил весьма скромно) мне показали кофейник, из которого Фидель наслаждался своим кофе.

     А кофе товарищ Кастро ОЧЕНЬ любит. Приведу небольшой, но интересный кусочек воспоминаний Виктора Беляева, бывшего шеф-повар Кремля, неоднократно обслуживавшего кубинского лидера во время официальных визитов:

     «К нам специально приходил помощник Фиделя и показывал, как надо готовить кофе для команданте. Бралась маленькая кофейная чашечка граммов на 75, не более, в нее клалось 8 маленьких кофейных ложек растворимого кофе.

     И в ту же чашечку наливался уже крепко сваренный кубинский кофе. Он совершенно не похож на арабику, это более черный, жгучий напиток (мы его пробовали по отдельности, он сам по себе настолько крепкий, что пить его было практически невозможно).

     А потом во все это добавлялось 8 таких же ложек сахарного песку. В итоге получалось что-то похожее на горячий кофейный ликер. Фиделю подавали такой кофе через каждые 10–15 минут. Все это запивалось ромом под здоровенную кубинскую сигару».

     Забавный рецепт. И в нем еще до поездки я обратил внимание на слова «кубинский кофе совершенно не похож на арабику, это более черный, жгучий напиток». Забегая наперед, скажу, что, на мой взгляд, в этом и кроется главный секрет кофе на Кубе.

   Здесь выращивают исключительно арабику. Практически везде в мире арабика традиционно обжаривается до светлой или средней степени. Зажаривать арабику очень сильно считается дурным вкусом – в таких случаях кофейные спецы обычно сразу начинают использовать возмущенную интонацию и слова «нежнейшая» и «деликатнейшая».

     Это правда – арабика действительно более чувствительна к температурной обработке, но кубинцы, в силу каких-то исторических причин, невзирая ни на что, просто берут и сильно зажаривают ее.

     Мало того, их способ («café torrefacto») часто предполагает обжарку кофейных зерен с добавлением САХАРА. Этой методике уже около 200 лет (хотя так делают и в некоторых странах Южной Америки).

    Внешний вид такого кофе (с карамелизированным на поверхности кофейных зерен сахаром) я бы описал как «чернее черного».

     Но вкус кофе при этом получается не только на удивление сбалансированным, но еще и необычным. К тому же благодаря обжариванию с тростниковым сахаром у кофейных зерен СНИЖАЕТСЯ КИСЛОТНОСТЬ, так присущая именно арабике.

     Можно сказать, что в результате кубинцы получают не чрезмерно зажаренную арабику, а самую вкусную в мире (очень тонкую, без горечи и с прекрасным ароматом) РОБУСТУ!

     Возможно как раз из этого происходит одно из описаний кубинского кофе, которое я часто встречаю в Интернете: «Вкус кубинского кофе многогранен, с характерным настроением Острова Свободы – с нотками какао, апельсина, молотого перца и легкой ТАБАЧНОЙ ДЫМКОЙ».

     Лично я табачную дымку уловил разве что только тогда, когда тестировал знаменитую комбинацию «Кофе + Ром + Сигара», но этому будет посвящен отдельный рассказ.

     Итак, как же исторически готовили кофе на острове и как эволюционировали эти способы?

     На протяжении почти двух веков традиционным для Кубы являлось использование народной кофеварки под названием «colador» (от глагола «colar» – «цедить, процеживать»).

     Так в прошлом веке готовили кофе практически во всей Латинской Америке. В некоторых странах (например, в Коста-Рике) его называют «носок», на Кубе коладор еще называют «gorra» («шляпа»).

     Эта кофеварка представляет собой не что иное, как небольшой свисающий тканевой мешочек, в который насыпается молотый кофе, а затем наливается горячая вода.

     Коладор фактически является прародителем современных капельных фильтр-кофеварок. Но несмотря на внешнюю простоту, приготовление в нем имеет целый ряд нюансов.

     Например, в некоторых странах (а на Кубе – всегда) в воде, которой заливается кофе, предварительно размешивают сахар. Таким образом напиток сразу получается сладким, и после приготовления сахар в него уже не добавляется.

     А еще в коладоре можно регулировать степень КРЕПОСТИ приготовляемого кофе.

     Процесс, при котором вода проходит через коладор, называется «colada». Первая колада – это кофе, приготовленный первый раз, когда вода проливается через мешочек с молотым кофе и вытекает в готовом виде в чашку, стоящую под мешочком.

     Но colada может быть и повторной, тогда ее называют «вторая колада». В этом случае новая порция горячей (сладкой) воды проливается через ТОТ ЖЕ кофе – уже использованную кофейную гущу, оставшуюся с первого приготовления.

     Естественно, во второй коладе кофе получается на порядок менее крепким (как если вы готовите еще одну чашку чая из уже использованного чайного пакетика).

    В втором случае заливаемая вода, также как и при первой коладе, предварительно размешивается с ТЕМНЫМ сахаром (его называют «azucar prieto» или «azucar negro»).

     Несколько раз кубинцы говорили мне, что во второй раз наливается БОЛЬШЕ воды – этакий аналог americano – видимо, как компенсация за более слабый кофе.

     Гость, который хочет, чтобы ему приготовили не очень крепкий кофе, может попросить «A me mi das de la segunda colada» («Мне  – из второй колады») или «aYo voy a esperar la segunda colada» («Я подожду вторую коладу»).

     Кофейную гущу («borra de café») после использования выбрасывают в огород (прекрасное удобрение для растений) или задействуют на кухне в качестве моющего средства – оно отлично отмывает жирную посуду.

     Интересно, что обычно мешочек не чистят и не стирают, а просто вытряхивают из него гущу, когда она подсыхает.

     Если мешочком пользуются очень долго, тогда его могут постирать и повесить сушиться на солнце. В белоснежно-чистом виде его можно увидеть только в момент покупки кофеварки.

     Кофе для коладора в старые времена жарили за день-два до приготовления, а мололи обязательно в этот же день (помол кофе для коладора – средний).

     Сегодня этот простая, но такая колоритная кофеварка умирает на Кубе, пользуясь популярностью только в сельских районах или у стариков.

      А жаль...

     В 90-х годах прошлого века на смену коладорам начали приходить более современные модели кофеварок – металлические «моки» итальянского типа (кубинцы называют их «cafetera»).

   «Итальянского типа» не означает «итальянские» – в стране сначала появились их скопированные модели, поставленные из братского Советского Союза.

     Правда, первое время с моками стали случаться казусы. То ли по причине повысившейся плотности воды (что вполне возможно – из-за размешивания в ней сахара), то ли из-за слишком мелкого помола кофе (что более вероятно), но моки стали ВЗРЫВАТЬСЯ. Конечно, «взрываться» – это немного громко сказано – речь идет всего лишь о том, что клапан безопасности стал «вылетать» – он всегда срабатывает от чрезмерного давления внутри моки.

     В любом случае, в стране было много разговоров на эту тему, и использование СЛАДКОЙ воды в случае с моками стало быстро уходить из жизни кубинцев.

     Хотя некоторые любители заранее подслащенного кофе продолжали делать немного по-другому: класть сахар до приготовления кофе прямо в верхнюю часть моки.

     Пока кофе готовился и заполнял верхнюю часть моки – сахар уже успевал раствориться.

     Но это не было массовым явлением и продолжением коладорного «сладкого кофе» не стало.

   Вместе с моками в новой кофейной истории Кубы появился другой феномен – «espumita». «Espumita» означает «пенка», точнее даже – «пеночка». Это, скажу я вам, уникальная штука.

     Дело обстоит следующим образом. В первой части приготовления нет ничего необычного – мока-кафетера, как всегда, наполняется кофе и водой и ставится на огонь (плиту).

     Когда вода закипает, важно не пропустить начальный момент, когда самые первые капли кофе ничинают выходить из внутренней «колонны» в верхней части моки.

     Эти несколько капель (важно: буквально НЕСКОЛЬКО капель – потому что мока зачастую начинает извергать кофе очень быстро!) сливаются в другую емкость или прямо в чашку, в которую потом будет наливаться готовый кофе.

     Мока снова ставится на плиту и кофе продолжает довариваться. А в чашке, куда были слиты первые капли приготовленного кофе, начинается приготовление «эспумиты».

     В нее добавляется полная ложка тростникового сахара и с помощью чайной ложечки этот сахар (смоченный кофе) начинает ВЗБИВАТЬСЯ как гоголь-моголь.

     То есть, получается не что иное, как немного сахара, взбитого с добавлением кофе. Поэтому эспумиту иногда называют «azucar preparado» («приготовленный сахар») или «azucar battido» («взбитый сахар»).

      Я пару раз проделывал эту процедуру сам и скажу вам, что она не так проста, как кажется. Времени до готовности кофе в моке – буквально несколько минут, поэтому взбивать нужно очень активно, и рука через минуту активной работы начинает сильно болеть.

     Но зато с получаемой субстанцией происходит небольшой фокус: через какое-то время эта темно-коричневая кашица становится однородной, а еще через минуту-две она начинает МЕНЯТЬ ЦВЕТ. Из-за какого-то необъяснимого моему гуманитарному мозгу химического процесса «espumita» становится светлой, бежево-кремовой – почти БЕЛОЙ.

     За это время кофе уже приготовился, и он добавляется в эту же чашку (или наливается в чистую, и туда же бросается ложечка полученной взбитой эспумито-пасты).

     Важный момент: после вбрасывания эспумиты в напиток ее нужно несколько раз ПЕРЕМЕШАТЬ, иначе кашица просто бесследно растворится в напитке.

     А когда начинаешь помешивать, на идеально-темной поверхности кофе начинает образовываться непонятно откуда взявшаяся белесая пенка.

     В связи с тем, что процесс взбивания – весьма трудоемкий, хозяйка, которая готовит кофе, иногда делает количество эспумиты не для одной порции, а сразу для нескольких (мол, «раз уж мучаюсь – то хоть заготовлю побольше»).

   Тогда дополнительное количество произведенной эспумиты просто ставится в холодильник (в рюмке или в чашечке) – чтобы позднее добавить его в кофе, который будет готовиться на протяжении дня.

     «Café con espumita» – не просто какое-то баловство. Кубинцы уверены (и я разделяю эту точку зрения), что он влияет на желудок лучше, чем обычный.

     Во-первых, сахар, уже размешанный в составе эспумиты, быстрее «гасит» кислотность кофе (особенно арабики, в которой ее содержание выше).

     Во-вторых, разбавление с сахаром именно первых, наиболее концентрированных капель экстрагированного кофе, снижает общий уровень крепости всего напитка.

     А, в-третьих, появляясь на поверхности напитка, подслащенная пенка попадает в рот пьющего кофе ПЕРВОЙ, что особенно важно, если кофе пьется на голодный желудок.

   Думаю, кофе с эспумитой стал настолько популярным на Кубе именно благодаря описанному выше. В 90-е годы, когда кубинцы сильно недоедали, такой напиток был прекрасным способом перебить голод: чашка «café con espumita» – и еще пару часов не хочется кушать. А 5-6 чашек в день богатого разнообразными элементами кофе давали возможность значительно уменьшить семейный бюджет на еду.

   Я говорил вначале рассказа, что история кофепития в той или иной стране в значительной степени отображает эволюцию развития страны в целом. На Кубе есть еще один феномен, полностью подтверждающий эту истину.

     В кофейном мире периодически появляются заметки о «необычном» кубинском кофе – с ГОРОХОМ. Эта тема всегда преподносится экзотически – примерно так же, как рассказывают о Kopi Luwak (знаменитом индонезийском суслике, переваривающем кофейные зерна).

     На самом деле в данном случае речь идет скорее о социальном, чем о маркетинговом феномене.

     С 70-х годов на Острове Свободы существует государственный контроль за продажей базовых продуктов питания – рис, сахар, кофе и пр. Эти товары выдаются кубинцам в лимитированном количестве по специальным карточкам – «libreta de racionamiento».

     Упомянутый выше феномен «кофе с ГОРОХОМ» напрямую связан с программой карточного кофе.

      Если не ошибаюсь, количество сахара на человека составляет 1 кг в месяц, риса – 3 кг (рис на столе кубинцев – всегда главное блюдо). А кофе среднестатистическому кубинцу полагается в количестве 4 унций – примерно 125 грамм на МЕСЯЦ.

     Это ОЧЕНЬ мало, поэтому большинство жителей Острова Свободы разными способами добывают себе дополнительный кофе. Его можно купить в магазинах, но только в тех, которые торгуют за КОНВЕРТИРУЕМУЮ валюту.

     Она так и называется – «конвертируемый песо», и, в отличие от «обычного песо», является «твердой» валютой, значительно отличаясь от своего «слабого» собрата курсовой разницей. Если конвертируемый кубинский песо примерно равен 1 USD, то обычный – в 25 раз слабее.

     Кстати, международное сокращенное название новой валюты («Peso Cubano Convertible» – конвертируемый) пишется как CUC, а вот «старый» песо имел прямо-таки «кофейную» аббревиатуру CUP («cup» по-английски означает «чашка»).

   «Карточный» кофе называется «Hola café» (это торговая марка производителя – государственной компании «Cubacafé») или «4-х песовый кофе» (потому что его цена в обычном магазине раньше была 4 кубинских песо).

     Состав «Hola café»  – 50% кофе + 50% горох.

     Понятно, что смешивание кофе с горохом имеет исключительно экономическую основу, но довольно странно, что таким «дополнительным продуктом» для Кубы стал не совсем  обычный для них горох.

     Здесь важно понять одну деталь: речь идет не о ЗЕЛЕНОМ, а о СУХОМ (высушенном) горохе.

     В данном вопросе часто проявляется лингвистическая путаница. Для обозначения гороха кубинцы используют два разных слова: «guisante» и «chicharo» («чИчаро» – ударение на первый слог).

     Первое означает «зеленый горох» и является деликатесом, потому что на Кубе он НЕ РАСТЕТ (консервированный зеленый горошек в баночках стоит в магазинах очень дорого).

     Вторым словом – chicharo – называют СУХОЙ (точнее, высушенный) горох – как мне поясняли кубинцы: «тот, который очень твердый, и им даже можно бросать в голову»).

     Для Кубы этот дешевый продукт стал изобилием благодаря «старшему брату» – Советскому Союзу, который кораблями завозил на Остров Свободы горох, в изобилии производившийся в СССР. После распада которого главным поставщиком чичаро для Кубы стала Канада.

     Непростая этимология слова «chicharo» вызывает много недоразумений в английском языке – я неоднократно видел, как в некоторых источниках пишут «цикорий» (видимо, путая его со словом «chicory»), с которым кофе тоже часто смешивают в разных странах мира (но не на Кубе).

     Выбор гороха в качестве компонента для «кубинской кофейной смеси» был совсем не случайным: горох, принадлежащий к семейству бобовых, является исключительно питательным продуктом, содержащим большое количество витаминов.

     Кубинцы повсеместно используют горох в еду. При том, что как я уже упомянул, на острове он не выращивается – блюда из чичаро стали неотъемлемой частью национальной кухни.

     По своему советскому детству я помню, что нас тоже постоянно кормили разными кашами и супами из гороха. Поэтому блюдо, которое нам приготовила наш гид в Гаване – великолепная Гладис Кристина Родригес – так сильно напомнило мне вкус детства...

     Горох со временем поднадоел стране, и если в 80-е годы кубинцы употребляли чичаро без всяких приправ, то сейчас его готовят на свином бульоне, с овощами, приправами и луком.

     Кстати, горох мог быть еще одной причиной проблемы взрывавшихся кофеварок мока, о которой я рассказывал выше.

     Дело в том, что высушенный горох обладает свойством сильно разбухать, поэтому не исключаю, что «забивание» ситечка кафетеры могло быть вызвано как раз этим фактом.

     Интересный момент – никто из обычных кубинцев не смог аргументировано объяснить мне причины появления кофе, смешанного с горохом, в стране, традиционно производящей кофе.

     Это становится понятным после изучения фактов и статистики.

    Во-первых, с момента победы революции (1959 г.) и национализации всех кофейных плантаций и по сегодняшний день, объем кофе, производимого Кубой, упал почти в 10 раз – с 50 тысяч до 6-7 тысяч тонн в год.

     Во-вторых, кубинский кофе очень востребован на внешнем рынке.

     В-третьих, в последние годы Куба стала ИМПОРТИРОВАТЬ дешевый вьетнамский кофе, причем в намного больших объемах, чем собственное производство и экспорт.

      И, в-четвертых, благодаря массовым поставкам из Советского Союза кубинцев приучили к chicharo.

     Все эти факты лично мне дают основание считать, что Фидель проводил политику (как минимум, в последние годы) на то, чтобы максимально экспортировать востребованный кубинский кофе по более высокой цене, а для населения закупать дешевый вьетнамский, смешивать его с горохом и выдавать кубинцам в качестве ежемесячной «пайки» (как минимум, частично).

     Я хотел бы ошибиться, но цифры закупок вьетнамского кофе для импорта на Кубу говорят сами за себя...

     Завершить наш исторический экскурс по эволюции приготовления кофе на Кубе мы, конечно же, должны культурой, в наши дни безоговорочно царящей во всем мире – эспрессо.

     Остров Свободы не стал исключением, и последние годы прошли под знаком активного появления и использования здесь эспрессо-кофеварок.

     Сегодня кубинская культура подачи и приготовления напитков на базе эспрессо еще слаба, и, скажу деликатно – необычна. Например, еще нигде в мире я не видел такого «массово-извращенного» использования (а точнее – неиспользования) кофемолок.

     Когда мы летели на запад страны в Сантьяго, в аэропорту Хосе Марти я заказал эспрессо (произносится он здесь исключительно как «эКспрессо», и ваши шансы убедить кого-либо, что правильно говорить «эСпрессо», близки к нулю).

     И вот мне готовят «эКспрессо», а я НЕ СЛЫШУ привычного звука жужащей кофемолки, обычно предваряющей звук работающей кофеварки.

     Смотрю – и вижу, что и самой кофемолки то НЕ НАБЛЮДАЕТСЯ?!

     Оказывается, на Кубе она не так уж часто составляет традиционную пару эспрессо-кофеварке. Парнишка-бармен показывает пакетик приготовленного мне Serrano, и я понимаю, что кофе в нем – МОЛОТЫЙ!

     То есть, они просто засыпают уже смолотый кофе в холдер кофеварки и готовят «экспрессо».

     Это, вообщем-то, можно заметить и по приготовленному напитку – пенки на нем не наблюдается, а вкус имеет непривычную для кубинского кофе излишнюю кислоту.

      Вкусу эспрессо в таких случаях действительно взяться неоткуда: в обычном магазинном кофе помол явно крупнее, чем он нужен для эспрессо. Соответственно, кофе готовится не совсем качественно (как говорят специалисты – «недоэкстрагированным»).

     Свой кофе сами кубинцы, к слову говоря, не называют «Café Cubano» – здесь чаще произносят «Café Criollo» – «Креольский кофе».

     Я спросил «-Почему не называют «Café Cubano»?», на что наш гид с с недоумением ответила: «-А зачем уточнять, что он кубинский?? Мы же и так на Кубе?»

     Логично. Итальянцы ведь у себя никогда не заказывают «Один итальянский эспрессо, пожалуйста!» (там и «espresso» то никто не говорит, достаточно просто «un caffe»).

     Да и мы сами в кафе или ресторане просим просто борщ – мы ж не уточняем, что хотим именно «украинский», правда?

    В последнее время на Кубе все чаще звучит термин «Cuban Espresso» («кубинский ЭСПРЕССО» – не путать с «кубинским КОФЕ»).

     Так называют эспрессо, для приготовления которого в порцию молотого кофе ПРЯМО В ХОЛДЕР добавляется сахар (здесь опять просматривается историческое влияние коладора с принципом добавлять сахар ДО, а не ПОСЛЕ приготовления кофе).

     Говорят, что в таком варианте сахароза гидролизуется и создает необычно-сладкий вкус – отличный от того, который получается если просто добавить сахар в кофе в самом конце.

     Но к моему сожалению, хоть я и был наслышан о таком способе, на Кубе мне так и не попалось ни одно кафе, где «кубинский эспрессо» готовили бы именно так.

     Поэтому по возвращении пришлось самому делать его дома.

   Особой разницы во вкусе я не уловил, мало того – экстракция такого «шедевра» ухудшается, потому что «подушка» молотого кофе с добавлением сахара становится немного выше, и холдер начинает неплотно прилегать в группе приготовления. Это заметно и по неровной поверхности отработанной «таблетки».

     Но идея мне все равно нравится своей уникальностью, ведь подобный маркетинговый ход прекрасно подтверждается кубинскими кофейными традициями коладор-кофе.

   При всей моей любви к эспрессо, мне все равно очень жаль, что такие давние и колоритные традиции, как коладор и эспумита, потихоньку уходят из жизни кубинцев – из-за прихода современных кофеварок и из-за спешки сегодняшней жизни и ритма работы, оставляющих все меньше места для интимного наслаждения Его Величеством КОФЕ...

     И какой бы в прошлом не была цель их существования (будь то утоление голода или придание другого вкуса) – и кофе с горохом, и с эспумитой, и со сладкой водой – все это по-своему уникально в кофейной культуре человечества.

     А кубинский «cafecito» в любом случае особенен – не только своим вкусом, но и теплом, который этот напиток отдает сердцам всех его пьющих. 

undefined

     Остров Свободы, спасибо за то, что поведал мне свои кофейные тайны.

     И удачи тебе на будущее, Куба.

by Сергей Реминный. Кофейный эксперт. Блог о кофе

      

Комментарии (2)

20.07.2015 19:38
Потрясающий отель Nacional de Cuba весь пронизан атмосферой тридцатых годов. Интерьер отеля сохранен в первозданном виде: http://www.travel.ru/hotel/cuba/havana/hotel_nacional_de_cuba. Везде размещены прекрасные ретро лифты. Из гостиницы открывается чудесный вид на набережную.
01.09.2014 12:04
Шикарная статья! Спасибо! Кофе Фиделя обязательно попробую)

Добавить комментарии